Связь кишечной микробиоты с прогрессированием болезни Паркинсона

Vignette

Дефицит бактерий рода Bifidobacterium у пациентов с болезнью Паркинсона может выступать прогностическим фактором двухлетнего ухудшения симптомов заболевания.

 

Связь между составом кишечной микробиоты и болезнью Паркинсона доказана. Ученые изучили корреляцию между составом кишечной микробиоты и двухлетним прогрессированием заболевания. Они проанализировали бактериальный состав образцов кала, взятых у 36 пациентов с болезнью Паркинсона в начале и через два года после начала исследования, а также количество баллов по шкале UPDRS*. Затем пациенты были разделены на две группы в зависимости от общей суммы баллов по шкале UPDRS: «стабильная» группа и группа с ухудшением состояния здоровья. У всех пациентов наблюдалось снижение разнообразия микробиоты, но в каждой группе была снижена численность конкретных видов бактерий: например, число Lactobacillus gasseri стремительно сокращалось по мере прогрессирования заболевания.

Значимые различия также указывают на связь между составом микробиоты в начале исследования и ухудшением состояния здоровья через два года. Следовательно, низкое содержание бактерий рода Bifidobacterium и вида Bacteroides fragilis в начале исследования имело отношение к двухлетнему снижению показателей раздела I шкалы  UPDRS, характеризующего психическое состояние и  поведение. Так, недостаток Bifidobacterium в начале исследования имел отношение к двухлетнему повышению риска бредовых расстройств или галлюцинаций, а недостаток B. fragilis – к потере мотивации и инициативы.

Авторы предположили, что бактерии Bifidobacterium предотвращают возникновение психических расстройств за счет своего антиоксидантного действия и влияния на выработку серотонина в мозге.

*UPDRS – унифицированная шкала оценки болезни Паркинсона, которая позволяет определить функциональное состояние пациента и прогрессирование болезни Паркинсона.

 

Источники литературы:

Minato T et al.  Progression of Parkinson's disease is associated with gut dysbiosis: Two-year follow-up study. PLoS One. 2017 Nov 1;12(11):e0187307.